Сегодня
17.07.2019
Сейчас
12:32
€ EURO ЦБ
70,6771 руб.
$ USD ЦБ
62,8129 руб.
Архив материалов сайта

О.Суваналиев: «уезжают не от хорошей жизни и большинство хочет вернуться»

Фото - архив
19.08.2011 | 16:02

В Киргизии, политическая обстановка в которой влияет на всю постсоветскую Азию, скоро президентские выборы. О взаимоотношениях Киргизии, России, Китая и западных стран, базе «Манас», трудовой миграции и других вопросах наш корреспондент побеседовал с одним из кандидатов в президенты, генерал-майором милиции Омурбеком Суваналиевым. 

Наша справка: Омурбек Суваналиев родился в 1960-м году. Окончил Карагандинскую высшую школу МВД СССР и занимал различные посты в системе МВД. Был военным комендантом Оша. До того - губернатором Нарынской области Киргизии, заведующим отделом обороны и безопасности администрации президента Киргизии (до 2008г.), исполнял обязанности министра внутренних дел страны. Генерал-майор милиции. Г-н Суваналиев известен в республике как своего рода кризис-мененджер, которого и «старая», и «новая» верховная власть призывали на службу во время революций, погромов, межэтнических конфликтов и гражданской нестабильности.

* * * 

- Киргизия, в частности, интересна тем, что в итоге стала единственной страной в Центральной Азии с парламентской формой правления, бросив своеобразный вызов патриархальным и авторитарным соседям. Что это по-вашему: важное достижение или государственная авантюра?

- Так исторически сложилось, что наш народ по своей сути не терпит никаких форм тирании и злоупотребления властью. Неслучайно на постсоветском пространстве, в 90-е годы Киргизию называли «островком демократии». Именно в силу такого менталитета у народа, здесь не прижились авторитарные режимы, и два первых наших президента отправились в недобровольную эмиграцию.

Что касается парламентской формы правления, то это, все-таки преждевременная мера. Конечно, к такому мы пока не готовы. Конституция была изменена «под шумок», после кровавых событий прошлого года, когда население голосовало не столько за поправки, сколько за мир и стабильность, которые вслед за реформой пообещали пришедшие к власти люди. Они писали эту Конституцию под себя, как часть политического плана. В итоге же реализации реформы мы имеем непомерно раздутый парламент, паралич власти и нестабильность на местах. Если рассуждать здраво, стоит ограничиться парламентско-президентской формой правления и нормы, которые приняли, пока вся страна находилась в шоке, нужно отменить. Тогда еще трупы не остыли, пепел еще витал в воздухе, а временное правительство уже провернуло свою реформу.

- Перевороты, о которых Вы упомянули, сопровождались погромами, жертвами и последующим переделом рынков. Все это только способствовало постоянному оттоку населения. Проблема трудовой миграции волнует по разным причинам и Россию, и Киргизию. Что в этом направлении стоило бы делать?

- Я не думаю, что миграция связана с нашими революциями и переворотами. Трудовая миграция была и до них, остается сейчас. Очень много трудоспособного населения уезжает. Часто эти люди живут в довольно жестких условиях. Но предлагать какие-то специальные меры исключительно для миграции бессмысленно. До тех пор, пока не будет развита экономика, не появится вменяемый рынок труда, этот вопрос вообще никак не решить. Уезжают не от хорошей жизни, и большинство хочет вернуться. И вернется, если предложить им рабочие места. Сейчас можно совместными усилиями только как-то помогать этим людям, регулировать миграцию таким образом, чтобы не допускать их падения и люмпенизации.

- Когда в прошлом году происходили столкновения между коренным населением и узбекской диаспорой в Оше и Джалал-Абаде, Вас назначили комендантом Оша. Тогда же, несмотря на официальное обращение правительства, ОДКБ (Организация договора коллективной безопасности) не ввела военный контингент. Что Вы думаете на этот счет?

- Действительно, ввод российских миротворческих сил в рамках ОДКБ мгновенно остановил бы кровопролитие. И этого хотели рядовые граждане, обращалось к Москве и временное правительство. Я полагаю, Россия пристально следила за развитием ситуации, и, когда насилие уже пошло на спад, решила к военной мере не прибегать. Мы сами справились. Но варианты по линии ОДКБ остаются в запасе. Не думаю, что нужно считать ОДКБ неэффективной структурой или выходить из нее. Вообще, навести в краткий срок порядок в Киргизии всегда можно. Нужна лишь должная мобилизация. К сожалению, временное правительство во главе с Розой Отунбаевой воспользовалось ошскими событиями с политической целью. Тогда я, будучи несогласным с их политикой, подал в отставку. До сих пор нет никакого заключения по тем событиям, не проведено расследование, ничего не раскрыто. Это объяснимо: будут затронуты интересы слишком многих ныне находящихся у власти людей, крупных чиновников.

- Вы не разделяете мнения, что ошская резня произошла в результате провокации ставленников ранее бежавшего президента Бакиева?

- Нет, конечно. Это чистый вымысел, сказки. Не было там никаких третьих сил. Было напряжение между двумя этносами, был бытовой конфликт и была масса ошибок и попущений со стороны временного правительства. Именно его политика и привела к такой большой трагедии.

- А как же исламские фундаменталисты? Они ведь участвовали в этих событиях? Какова сейчас вообще угроза исламизма в Центральной Азии и его распространения на север, в Россию и другие страны?

- Исламисты пытались воспользоваться ситуацией и как-то активизироваться, но решающего значения это не имело. Вообще такая проблема, конечно, существует. Но Киргизии она касается в меньшей степени. Просто потому что исламизм здесь никогда не получит широкой поддержки. Такие идеи совершенно далеки от ментальности нашего населения, преимущественно состоящего из умеренных мусульман, чтущих обычаи предков. Фундаментальный исламизм киргизам исторически чужд. В 2006 году нам с коллегами из Узбекистана и Таджикистана удалось уничтожить 13 руководителей Исламского движения Узбекистана (ИДУ), организации, представляющей здесь основную опасность. С тех пор ИДУ еще не оправилось от этого удара и находится в довольно подавленном состоянии. Это, конечно, не значит, что об угрозе исламизма можно забыть. Ничего подобного: постоянно мониторить и обезвреживать.

- Много лет, как внутри Киргизии, так и за ее пределами, говорят о выводе с территории республики американской военной базы в аэропорте «Манас». Как думаете, стоит избавиться от американского присутствия?

- Это один из тех популистских вопросов, который наши многочисленные политики любят мусолить в выборное время. Чуть что, сразу начинают вспоминать эту базу. Я вообще не вижу в ней ничего особенного. База обеспечивает поддержку антитеррористическую миссии в Афганистане. Когда понадобится, ее свернут сами американцы. Кроме того, Россия никогда не обращалась с просьбой убрать базу США. Кулуарные разговоры в российских верхах, может быть, и были на этот счет, но обращений таких сюда не поступало, и вопрос о закрытии центра транзитных перевозок перед нами не ставился. У нас есть и российская авиационная военная база, в городе Кант. Паритет интересов сохраняется.

 - Сохранение такого паритета – должно быть целью и во внешнеполитических связях? Киргизию часто называют геополитическим перекрестком. На кого, по-вашему, стоит ориентироваться в дальнейшем развитии: на Запад или на Россию?

- За двадцать лет независмости мы развили хорошие отношения и с Соединенными Штатами, и с Европейским Союзом, и с Китаем. И это замечательно. Никто никогда не оказывал давления на нашу страну, все очень благожелательно относятся и помогают, несмотря на нашу длительную нестабильность. Мы должны быть всем благодарны. Тоже касается и России. Но тут еще нужно понимать, что мы выросли из СССР, у нас много русскоязычного населения, мы исторически и культурно связаны с русским народом. И поэтому, конечно, Россия остается главным союзником. Это политики у нас бывают пророссийские или проамериканские. Народу ничего такого не нужно. У Киргизии вообще нет внешних врагов, зато есть внутренние – политические властолюбивые авантюристы, готовые воспользоваться какой угодно идеей, будь она трижды опасна для общества, для того, чтобы добиться своего. Вот с ними нужно принципиально и жестко разобраться.

- Вы в свое время не прошли комиссию по государственному языку, и Вас не допустили до участия в президентских выборах. Что Вы думаете о дальнейшей судьбе русского языка в республике?

- Да, это было в 2000-м году, по заказу сверху. Президентская администрация нейтрализовывала таким образом оппозицию. Но могу сказать, что на самом деле родной язык я прекрасно знаю, поскольку родился и вырос в глубинке и с первого по десятый класс обучался в киргизской школе. Что касается русского языка, то он, как и прежде, должен иметь в Киргизии особый статус. У нас есть русские школы, культурные центры, много литературы, фактическое двуязычие в бытовой и торговой сфере. Никакое ущемление русскоязычного населения не допустимо.

- Возможно ли в ближайшее время повторение ошских событий, новая революция, развал страны на юг и север? Можно ли сказать, что Киргизия остается точкой нестабильности, эпицентром опасных политических процессов  в Центральной Азии?

- Есть вероятность и новых революций, и новых столкновений. Если не ввести здравые нормы распределения власти, не подавить коррупцию и клановость, то рано или поздно все это произойдет снова. Народ очень политизированный, а власть, благодаря ее внутренним проблемам, слаба, почти бессильна. Чиновники сейчас только делят должности и сферы влияния. Конечно, нет таких политиков, которые воевали бы за распад страны. Да и народ повидал много жестокости. Думаю, все реформы в ближайшее время будут делаться бескровным путем. Мы находимся в такой точки своей истории, когда необходимо консолидироваться в грамотную единую нацию, оставив в прошлом лишние противоречия. В этом судьбоносность момента, и пропустить его нельзя.

Беседовал Нестор Петренко


Владислав Шульга: интервью
06.04.2019 | 12:18
4 апреля новым гендиректором ПАО «Ил» вместо ушедшего Алексея Рогозина стал глава Таганрогского авиационного научно-технического комплекса (ТАНТК) имени Бериева Юрий Грудинин. Однако назначение омрачил ряд скандалов вокруг ТАНТК и, в частности, история с тяжелым отравлением нескольких сотрудников. СМИ сообщили об успешном раскрытии дела и поимке подозреваемого. Но сейчас он на свободе и, по его версии, возможная причина беды – неумело проведенная дератизация на заводе.

Будет ли мэром главврач?
25.01.2019 | 15:03
Руководитель реабилитационного центра из Минусинска планирует занять пост руководителя города. Зачем это нужно и чем он сможет в новом качестве помочь жителям, мы спросили у самого Михаила Трухина.

Кто покупает технику в больницы?
09.01.2019 | 23:47
Интервью с Михаилом Трухиным, главным врачом детского реабилитационного центра «Виктория», г. Минусинск.

Искусство как вдохновение
21.09.2018 | 14:33
Эксперты и галеристы обсуждают итоги международной ярмарки Cosmoscow 2018. Мероприятие вышло неоднозначным и натолкнуло участников на некоторые свежие мысли. Своим видением с нашим изданием поделилась Стася Демина, эксперт в сфере арт-туризма, куратор, основатель образовательного проекта Клуб COLOR TRIP.

Проблема духа
18.10.2017 | 19:02
В России продолжает развиваться православное душепопечительство наркозависимых. Об особенностях и перспективах такой работы мы поговорили с иеромонахом Диомидом (Кузьминым), руководителем Центра реабилитации наркозависимых при Брянской епархии.

© 2010-2019, Сетевая газета Jacta       ЭЛ № ФС 77-69329

16+ Выходные данные и контакты
Главная
Редакция
Обратная связь