Сегодня
12.11.2019
Сейчас
12:33
€ EURO ЦБ
70,4759 руб.
$ USD ЦБ
63,9121 руб.
Архив материалов сайта

Военно-патриотический макет

Максим Прончук
21.04.2015 | 22:38
В последнее время в России много говорят о военно-патриотическом воспитании молодежи. Свое видение, насколько эти слова соответствуют делу, представил заместитель председателя Федерации военно-прикладного многоборья Максим Прончук.

- Максим Юрьевич, чиновники и эксперты разных уровней говорят о необходимости возродить советский опыт военно-патриотического воспитания. Правильный ли это подход, на Ваш взгляд, и какие реальные шаги уже предприняты?

- Как бы мы не относились к советскому опыту и советскому прошлому, нужно понимать, что в СССР была система военно-патриотического воспитания: широкая, организованная система, охватывающая самые разные сферы жизни и общественные институты. В каждой школе были пионерская организация, преподаватель НВП и вожатый, которые, кроме своей основной деятельности, занимались и организацией военно-спортивной игры «Зарница». Да, это был примитив, автоматы с трещотками и никаких радиостанций. Но дело не в этом, а в том, что подобные игры, в отличие от нравоучительных бесед, действительно воспитывают. В чем сущность воспитания? Не в том чтобы рассказать, что надо быть патриотом или о том, как хорошо им быть. Если бы это работало, можно было бы превращать преступников или наркоманов в нормальных членов общества беседами. Сказал подростку: «Наркотики это плохо» и все, проблема решена. Если бы так. Мысль о том, что патриота можно сотворить из ребенка, наказав ему «будь патриотом», страшно далека от педагогики. Главное в педагогике – и это было в «Зарнице» – вовлеченность человека в процесс, проживание ситуации. Когда мальчишка в пятом классе ходит строем, машет флажками, выстукивает азбуку Морзе, он примеряет на себя - на уровне подсознания - роль защитника отечества. Это действительный воспитательный подход.

- А сейчас?

- И сейчас есть похожие, практические проекты, правда, не на уровне Государства. Например, Московский городской дворец детского творчества на Воробьевых горах разворачивает программу возрождения «Зарницы» для средних школ, создает потоковые программы. То, что детям не может дать школа, дополнительно дает дворец – в этом посыл программы «Наука побеждать». Будут создаваться специальные программы и соревнования для военно-патриотических клубов, этим летом откроется городской военно-патриотический лагерь. Если говорить о СССР, важно понимать, что там все было продумано на разных уровнях действия и восприятия. Даже те же оловянные солдатики. Сейчас продают солдатиков американских и фашистских: достаточно вспомнить недавний скандал в Детском мире. Раньше были фигурки русских воинов, начиная от витязей, и кончая солдатами Великой Отечественной. Казалось бы, что это всего лишь игрушки, но это тоже воспитание, важная его составляющая. Кроме этого была Киностудия имени Горького, которая снимала фильмы про войну «для детней и юношества». Выпускались книги разного уровня – от рассказика в 20 предложений для младшего возраста до более серьезных произведений для подростков и юношества. Про телевидение и говорить не стоит. Возможно ли себе представить, чтобы по телевизору тогда показали фильм «Рембо-3», где главный герой убивает советских солдат в Афганистане.

- Вам не кажется, что советская система военно-патриотического воспитания слишком легко дала сбой? Столько усилий, а в результате 91-й год.

- Рыба гниет с головы, а гусь – с задницы. Кто первый устремился в бизнес? Рванули молодые и энергичные комсомольские лидеры, которыми становились не самые идейные коммунисты, а те, кто пытались успешно построить свою карьеру. Это историческая закономерность, похожим образом, к примеру, пала и Византийская Империя. И потом – многое творившееся тогда в масс-медиа, было продумано, просчитано, инспирировано - американцы сейчас этого не скрывают.

- Не очень верится, что это был «одномоментный» процесс.

- Действующая в советское время система патриотического воспитания поколебалась с Афганистаном, когда пошли первые гробы, когда возникло непонимание, что мы там делаем. Именно тогда и начинается массовый откос от армии. Антимилитаристской направленностью очень грамотно воспользовались в свое время демократы, стремившиеся нейтрализовать вооруженные силы, которые могли помешать смене власти. Для этого было много чего сделано. Достаточно вспомнить акцию «Детское разоружение», которую проводил журнал «Огонек», или детский фильм «До первой крови», показывающий систему патриотического воспитания и военно-спортивных игр в самом неприглядном виде. Параллельно антивоенной пропаганде и падению воинского престижа шла ликвидация пионерской организации и НВП. Транслировалось, что весь мир готов целовать нас в щечку, и никто с нами воевать не собирается.

- Важной частью советского опыта была система ГТО. И она, если верить официальным сообщениям, в России возрождается, в том или ином виде.

- Да, система ГТО сыграла исключительно важную роль в истории нашей страны. Она была учреждена в 1931 году, и в комплекс входила стрельба, боевая подготовка, марш-броски, многое другое. До начала Великой отечественной войны миллионы юношей и девушек прошли ГТО. Когда передовые подразделения советской армии были разбиты внезапным немецким наступлением в 1941 году, у нас наготове были люди, прошедшие ГТО, люди, которым достаточно было дать в руки винтовки, и всё - они готовы стать рядовыми. Да, они были не в состоянии оттеснить противника, большинство из них погибли в течении нескольких дней, но сдержать противника они сумели. Это позволило подтянуть боеготовые части из Сибири, с Дальнего Востока, и немцы, как известно, застряли, блицкрига не вышло.

- Сегодня ГТО уже не то?

- Сейчас говорят: «Мы возрождаем ГТО! Дайте нам еще денег, мы так возродим ГТО, так возродим!». Давайте разберемся, что, собственно, возрождается. В 1972 году система ГТО превратилась из собственно трудового и оборонно-воспитательного комплекса в гимнастический комплекс. Осталась одна легкая атлетика, к труду и обороне никакого отношения не имеющая. Сейчас тупо срисовали мертворожденный комплекс 1972 года. Можете открыть оба документа, и убедиться, что нормативы - «один в один». Уже тогда молодежь не интересовалась этим. Ну, а можно ли заинтересовать опорным прыжком с места на 90 см современную молодежь, которая увлекается паркуром? А когда мы слышим от очередного чиновника, что в ГТО заменили метание гранаты игрой в теннисный мячик, то остается только спросить: а, если супостат на Родину нападет, мы с ним тоже в мячик играть будем?

- Стоит заметить, что не только ГТО, но и система ДОСААФ уже в советское время была сильно изменена в строну чего-то формального и физкультурного.

- Верно. Сначала под контроль и руководство ДОСААФ были отданы все технические виды спорта (мотоспорт, парашютный спорт, автоспорт), все виды стрельбы, водномоторные виды спорта, радиоспорт и многое другое. Эта организация была очень популярна в молодёжной среде, но уже к середине 70-х годов большинство массовых патриотических мероприятий, проводимых ДОСААФ, стали носить формальный характер, стали малорезультативными.

- Сейчас активно развивается поисковое движение. Конечно, это никак не может претендовать на целостный воспитательный процесс, но все же оно есть. Что вы думаете по поводу юных поисковиков?

- Перезахоранивать павших - дело святое, дело благородное. Да, они копают, они поднимают. Но помимо всего прочего они поднимают взрывоопасные боеприпасы. «Взрослые» поисковики знают, что от половины до четверти мин и гранат времен ВОВ все еще взрывоопасны. Сам видел на «вахте памяти», как воспитанник гордо протянул две противотанковые гранаты своему куратору. То, что у нас дети пока не подрывались – это счастливая случайность. Ведь опытные саперы нет-нет, да и подрываются. А есть еще трупный яд, которым дети тоже могут отравиться. Случаи отравления им среди взрослых поисковиков известны. Другое дело – участие в торжественных мероприятиях по перезахоронению. Привлечение детей к поисковому движению имеет две стороны: перезахоронение останов – да, это замечательно, но раскопки – нет. Участие несовершеннолетних в таких мероприятиях вообще-то противозаконно, но кто у нас смотрит на закон? У нас детей, ходящих по минам, гордо показывают по «Первому каналу».

- А что Вы думаете о собственно российском опыте военно-патриотического воспитания, о кадетах?

- Создание кадетских корпусов полностью решило только одну проблему – проблему отчетности для чиновников, которые должны, как известно, докладывать, куда ушли деньги. Этот вопрос был решен: пару раз в году можно показывать мальчиков в красивых мундирах, которые хорошо маршируют, иногда бегают, а иногда даже прыгают. Показывать и говорить: вот, у нас есть военная подготовка. В настоящий момент в Москве существуют меньше 30 кадетских корпусов, включая женский пансион воспитанниц. В отдельных образовательных учреждениях есть порядка 73 отдельных кадетских классов. От общей численности подрастающего поколения это - меньше 3%. Возникает вопрос - а что остальные? В Москве существует Московский городской центр патриотического воспитания, при столичном Департаменте образования. Ну и какова результативность его работы? В мероприятиях, которые он организует, и проводит, участвуют, в основном, те же кадеты. А школьные военно-патриотические клубы? А соревнования для обычных школьников? А методическая работа с учителями? Практически ничего нет. Если раньше патриотическое воспитание в школах было обязательным и существовала структура разных уровней от школьного до городского, то, начиная с 2000-х гг., эта система умерла, и действует только для кадетских корпусов. Остальные ею не охвачены. У Москвы нет ни концепции патриотического воспитания, ни программы патриотического воспитания. Последний раз проект этой программы был представлен еще Лужкову. Даже он понял, что это не программа, а «потемкинские деревни», и вернул ее на доработку. Потом эту тему благополучно закрыли. Многоуровневой и многопрофильной системы патриотического воспитания, такой, когда подключаются библиотеки, стадионы, школы и прочее, нет вообще. При этом в Москве официально сейчас занимаются патриотическим воспитанием семь ведомств – и, как говорится, у семи нянек дитя без глазу.

- А как надо?

- Педагогический процесс всегда должен организовываться сверху. Он предполагает постоянное обучение самих преподавателей, потоковые и методические мероприятия. Московским городским центром патриотического воспитания уже лет 15 ничего такого не проводится. Проводятся лишь конференции да выпускаются глянцевые журналы, где чиновники сами себя «пиарят». У этого Центра есть только программа для кадетов, а ко всем остальным они могут приехать и проверить. А что проверять-то? Вы сначала научите работать, чтобы было что проверять.

- Таким образом, в советском опыте важна именно цельная, организованная, продуманная и разветвленная система военно-патриотического воспитания, но сам этот опыт с его структурами вслепую копировать не стоит, поскольку изменились нравы, условия, общество?

- Разумеется, есть большая разница между людьми того времени и нашего. Если в советский период патриотическое воспитание строилось по принципу «Мы –частицы единого целого» и проблемы личностной идентификации были второстепенными, то на настоящем этапе в основу патриотического восприятия ложится принцип индивидуальной самооценки, то есть понятия «Я» , «Моё», «Мой дом», «Мой город», «Моя страна». Не «Наша Родина», но «Моя Родина». Сейчас патриотическое воспитание не может строиться на наборе шаблонных лозунгов «Все мы, как один...!». Нужно продвигать более глубокое восприятие собственного мира как личностной ценности, покушение на которую не допустимо, иначе говоря, продвигать такой патриотизм, в который заложена ценность своего, индивидуального мира.

- Есть ли какая-то перспективная программа действий?

Самое главное: запрос на военно-патриотический воспитательный процесс сейчас есть. Этот процесс не нужно как-то особенно насильно прививать, его нужно просто интересно и эффективно организовать. 7 апреля в городском Дворце творчества на Воробьевых горах проходила презентация потоковой программы «Наука побеждать». На разборе присутствовало много представителей самого дворца, учебно-методического центра, школ, родительских комитетов. И был хорошо различим общий тон: в школах нет патриотических мероприятий, дайте их нам. Нет в школах ни активных мероприятий (например, соревнование по стрельбе или поход по местам боевой славы с рюкзаками на плечах), ни, по большому счету, грамотных воспитательных мероприятий пассивного характера (условно говоря, просмотр спектакля «Мы защищаем родину»). Активную форму работы проводят только на местах отдельные энтузиасты. Массово, грамотно и методически подготовленного – вообще ничего и нигде не проводят.

- Выходит, в России нет возможности поучаствовать в спортивно-воспитательных мероприятиях военизированного характера, ни детям, ни взрослым?

- Обучение и соревнования по военизированным видам спорта у нас в стране проводятся только силовыми ведомствами и только для своих сотрудников. А если ты простой человек, не служишь в МВД, МЧС, ФСО, ФСБ, но хочешь почувствовать в таком мероприятии? Конечно, можно пойти поиграть в пейнтбол, страйкбол, но для многих этого недостаточно. Мы нашли выход из положения, сейчас создаем такой вид спорта, когда любой штатский человек при желании потренировавшись может участвовать в военизированных соревнованиях и мероприятиях. Если это кросс, то не по ровной дорожке, а по пересеченной местности с макетом автомата Калашникова за спиной, с противогазными сумками на боку, в армейской форме, в армейской обуви. Если это стрельба – то в зависимости от возрастной группы – из разного оружия, с выполнением определенных нормативов. И так далее. То есть это военные соревнования для гражданских людей.

- В чем-то подобном могли бы участвовать и школы?

- Хорошо, если директор школы, который сейчас все в данном вопросе все сам и решает, может соображать, что для школы, для детей вообще-то нужны военно-патриотические мероприятия. А иногда, бывает, звоню, предлагаю поучаствовать в соревновании, к примеру, и слышу ответ: это не профилирующее направление, наше направление – танцы.... Хочет директор школы – будут соревнования по стрельбе или по плаванию, а не хочет - не будут. Спрашивают с директоров теперь только одно – как дети сдали ЕГЭ. То, что дети бегать не умеют, никого не волнует, про метание спортивных снарядов я уже не говорю. А ведь физически слабый человек не выдержит нагрузок не только военных, но и любых, сопряженных с активной жизнью, с работой в бизнесе или в науке. Увы, сейчас из шестнадцати детей спортом занимаются двое-трое.

- По-видимому, в школах военно-патриотическое воспитание заканчивается, как правило, организацией встреч с ветеранами?

- При всем моем уважении, ветераны ВОВ - это люди, которым сейчас под 90. Какое может впечатление произвести человек в таком возрасте? Да, они сделали свое дело, они безмерно уважаемы, но сейчас их приводить к детям… – ну, соображать же надо! Мне говорят: давайте тогда устраивать встречи с ветеранами, воевавшими в Афганистане и в Чечне. Но ведь половина детей вообще не знает, что была война в Афганистане, и что мы делали в Чечне, они тоже (как и очень многие взрослые) не понимают. Да, встречи с ветеранами - это хорошая форма воспитания, но она устарела. Надо идти в ногу со временем, по-другому нельзя.

- Есть ли в Москве или, быть может, на федеральном уровне, программа военно-патриотического воспитания?

- Нет такой, и можно сказать, что сейчас у нас, в Москве и в стране, система военно-патриотического воспитания как таковая отсутствует. Есть распоряжение правительства, принятое лет семь или более тому назад, о том, что должны быть созданы окружные или областные центры военно-патриотического воспитания. В половине округов они до сих пор отсутствуют. Программа патриотического воспитания молодежи – это огромный документ, в котором пошагово описывается как, в каком возрасте, какими средствами, какими методами мы будем воспитывать патриотов, где у нас конкурс рисунков «Мой - дедушка герой», где конкурс композиций из оловянных солдатиков, где соревнования по меткости, где подключаются библиотеки, а где стадионы, как и когда мы проводим викторины, и так далее. Программа с приложениями на все случаи жизни, с подробными методическими разработками. Такой программы не принято. У нас есть только декларация о намерениях, подписанная правительством РФ, в которой говорится, что – да, было бы неплохо...


Владислав Шульга: интервью
06.04.2019 | 12:18
4 апреля новым гендиректором ПАО «Ил» вместо ушедшего Алексея Рогозина стал глава Таганрогского авиационного научно-технического комплекса (ТАНТК) имени Бериева Юрий Грудинин. Однако назначение омрачил ряд скандалов вокруг ТАНТК и, в частности, история с тяжелым отравлением нескольких сотрудников. СМИ сообщили об успешном раскрытии дела и поимке подозреваемого. Но сейчас он на свободе и, по его версии, возможная причина беды – неумело проведенная дератизация на заводе.

Будет ли мэром главврач?
25.01.2019 | 15:03
Руководитель реабилитационного центра из Минусинска планирует занять пост руководителя города. Зачем это нужно и чем он сможет в новом качестве помочь жителям, мы спросили у самого Михаила Трухина.

Кто покупает технику в больницы?
09.01.2019 | 23:47
Интервью с Михаилом Трухиным, главным врачом детского реабилитационного центра «Виктория», г. Минусинск.

Искусство как вдохновение
21.09.2018 | 14:33
Эксперты и галеристы обсуждают итоги международной ярмарки Cosmoscow 2018. Мероприятие вышло неоднозначным и натолкнуло участников на некоторые свежие мысли. Своим видением с нашим изданием поделилась Стася Демина, эксперт в сфере арт-туризма, куратор, основатель образовательного проекта Клуб COLOR TRIP.

Проблема духа
18.10.2017 | 19:02
В России продолжает развиваться православное душепопечительство наркозависимых. Об особенностях и перспективах такой работы мы поговорили с иеромонахом Диомидом (Кузьминым), руководителем Центра реабилитации наркозависимых при Брянской епархии.

© 2010-2019, Сетевая газета Jacta       ЭЛ № ФС 77-69329

16+ Выходные данные и контакты
Главная
Редакция
Обратная связь