Сегодня
21.09.2019
Сейчас
17:10
€ EURO ЦБ
70,5975 руб.
$ USD ЦБ
63,8487 руб.
Архив материалов сайта

Госпрограмма для патриотов

Фото: архив
24.03.2014 | 03:48
Генеральный конструктор КБ: сложилась ситуация, при которой разработкой ключевых оборонных систем занимаются энтузиасты на собственные средства.

Ракетные войска стратегического назначения России заявили о намерении оснастить свои объекты мобильными робототехническими комплексами, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на представителя РВСН майора Дмитрия Андреева. Однако, когда первые автоматические огневые точки встанут на боевое дежурство и будут ли они соответствовать нуждам армии, неизвестно. Для России, несмотря на серьезный промышленный и научный потенциал, боевые роботы - пока еще редкая игрушка с неясной сферой применения. В то же время, такие системы давно разрабатываются и используются армиями и спецслужбами ряда стран, в первую очередь – США. В ближайшее время они могут оказаться на вооружении не только стратегических вероятных противников, но и врагов сегодняшнего дня, с которыми Российская армия может вступить в боестолкновения в течение суток. О том, что мешает нашей оборонной промышленности перейти рубеж и заняться широким производством качественно новой техники, способной победить в будущей глобальной войне, нашему корреспонденту рассказал один из создателей перспективной робототехнической боевой системы. По ряду очевидных причин мы не можем сейчас обнародовать его имя и фамилию.

ПОЧЕМУ РОБОТЫ?

ГК: - Мысль о том, что армия современного государства не сможет обойтись без автоматических подвижных систем, стала очевидной в последние двадцать лет. Но если необходимость использования летающих беспилотников до военных в большинстве развитых стран «дошла» быстро, то поступление в войска наземных роботов, автономных и управляемых, задержалось. Серьезные успехи в создании такой техники западная индустрия стала показывать в последние пять-шесть лет. Примерно тогда же стало понятно, что человечеству никак не избежать новой глобальной войны. Старые враги и военные блоки делят последние богатые ресурсами территории, исчезают буферные государства, астрономические бюджеты тратятся на перевооружение. Есть политическая воля и на Западе, и на Востоке разобраться, кто же будет сильнейшим геополитическим игроком. К счастью, со времен Второй мировой и политических сражений «холодной войны» 80-х, отношение воюющих государств к технологиям и оружию эволюционировало. В войне за ресурсы не стоит взрывать ядерные бомбы или применять другие средства ОМП: в выжженной и зараженной пустыне трудно добывать нефть и невозможно выращивать пшеницу. Выросла ценность человеческой жизни в том смысле, что государство не может позволить себе большие людские потери. Чужие граждане могут умирать миллионами, но свои солдаты и офицеры должны жить. А значит, первыми бой и в воздухе, и на земле, примут роботы.

Досье Jacta: В США новые технологии были успешно опробованы и внедрены более десяти лет назад. Первые разработки датируются серединой 90-х годов, а в 2004 году в США освоили производство первых роботов, которые предназначены для обеспечения охраны военных баз. Робот-охранник представляет собой машину-вездеход на колесах, оснащенную радаром, телекамерами и инфракрасными датчиками. Автоматы управляются дистанционно. По актуальным планам Петнагона, уже в 2015 году 30% всей наземной техники будет переведено под контроль автономных систем, не требующих человеческого участия.

Корреспондент Jacta: - Вы считаете, что военное и политическое руководство России готовится к такой войне?

ГК: - Есть косвенные признаки. Отставка министра обороны Сердюкова - не следствие вскрывшегося мегараспила, результат многолетней «работы» СМИ над его репутацией или ответ на очередной губительный для армии шаг. На самом деле, список осмысленных претензий к его работе очень невелик. Проблема Сердюкова в том, что он был «министром мирного времени»: оптимизировал расходы, стремился к сокращению числа несчастных случаев, избавлял солдат от несвойственных обязанностей. Но, когда стало очевидно, что большая война обязательно начнется – его заменили на «министра военного времени». Еще до прихода Шойгу были расконсервированы очень многие производственные и научные программы. В том числе – начали выделяться государственные средства на программы создания наземных роботов.

ПРИВЕЗИТЕ МНЕ РОБОТА

ГК: - Промышленность откликнулась, на базе заводов и институтов было собранно несколько команд специалистов, в основном из уже пожилых научных и технических сотрудников. Кто-то, как мы, без стартового государственного финансирования, в инициативном порядке – соединили знания и наработки из гражданской сферы с уже работающими образцами вооружений. Нам повезло: были серьезные свободные средства от реализации «мирных» высокотехнологичных заказов, желание их вложить в полезные НИОКР, было примерное понимание потребностей армии и удалось собрать сильный научный коллектив, не все участники которого перешагнули 40-летний рубеж.

J: - Какие бывают боевые роботы?

ГК: - Мы занимаемся наземными системами. Разные роды войск и службы нуждаются в разных машинах. Кому-то нужен тяжеловооруженный и защищенный робот прорыва, несущий выводок самоходных роботов-мин. Кому-то – антитеррористический, с небольшим сроком автономной работы, но максимально высоким функционалом, включая возможность вынести раненого. Мы по заданию одного из частных предприятий, значительная часть продукции которого ориентирована на армию, построили два робота охранения важных объектов, которые могут долго, до недели, находиться на позиции. Отдельные требования к технике предъявляют спецслужбы. Им, помимо тяжелых ударных машин, нужны миниатюрные роботы, задача которых – смотреть и слушать. Им же нужны роботы, которые умеют бегать по лестницам.

Досье Jacta: Тяжелый боевой робот США Black Knight весит 9.5 тонн. Робот управляется дистанционно или действует в автономном режиме, используя комплекс датчиков, дневные и ночные камеры, лазерный локатор, при¬емник системы спутникового позиционирования. Максимальная скорость – ок. 80 км\ч, вооружение – 30-мм. автоматическая пушка, пулемет и ПТРК.

J: - Кто систематизирует задания на производства? Или же, производитель сам должен догадаться, какие качества нужнее?

ГК: - С открытием широкого финансирования начали составляться подробные технические задания. Какое-то время формулировка ТЗ была проблемой: их выработкой занимались далекие от практики высокие армейские чины, поэтому результатом часто становились многотомные документы, описывающие робота, который сам ориентируется на местности, быстро ездит или бегает, высоко прыгает, а то и, при необходимости, летает, плавает, весит совсем немного, может действовать неделями и без оператора, отлично стреляет из самого разного оружия, включая средства ПВО и ПТО, сканирует местность радаром, подавляет вражескую электронику и обслуживается одним солдатом ремроты без дополнительной подготовки. Когда этот путь был, в основном, отвергнут, за дело разработки заданий взялись смешанные комиссии из представителей НИИ и военных «практиков» в чине до полковника. Таким образом, ТЗ были созданы. Надо отметить, что все вышеописанное касается программ разработки наземных машин, с БПЛА в России ситуация качественно другая. По крайней мере, летающие беспилотники, способные обслуживать интересы подразделений и небольших соединений в части разведки, у нас есть.

ЧТО МОГУТ РОБОТЫ

J: - Какую технику вы производите?

ГК: - Скорее, разрабатываем. Мы создаем комплекс радиоканального управления, который будет работать в очень широком диапазоне частот и будет защищен от средств радиоэлектронной борьбы. Конечно, любой сигнал можно при желании заглушить, однако, иногда для этого требуются очень серьезные мощности. Так, когда техника демонстрировалась на одной из выставок высшему руководству и нужный участок полигона случайно попал под воздействие «правительственной» системы РЭБ, работоспособность сохранило только наше изделие. Комплекс можно будет устанавливать на любую технику: танки, легковые автомобили, бронемашины (некоторое время мы тестировали его даже на личном транспорте). Мы экспериментировали с разными машинами. За месяц можно сделать работоспособный робот из танка. За четыре месяца – сделать этот танк полностью необитаемым, выгнать и заряжающего, и наводчика, и водителя с командиром. В силу революционного ноу-хау наша разработка не подвержена типичным болезням армейской электроники. Дело в том, что абсолютное большинство и отечественных, и иностранных роботизированных устройств использует системную архитектуру с той или иной операционной системой. В российских разработках, например, используют видоизмененную ОС «Линукс». Ту самую, которая постоянно виснет, а вместе с ней виснут бортовые информационно-управляющие системы танков, САУ и других машин. Так вот: мы создали комплекс, в котором линукс не используется. Он мгновенно «загружается» при включении и практически не допускает возможности программного отказа и обладает высокой живучестью. На базе этой технологии мы построили не только радиокомандную аппаратуру, но и другие подсистемы роботов.

J: - Система дистанционного управления – это еще не робот. На боевом роботе обязательно должна быть система, управляющая огнем и сама выбирающая цели. Не слишком ли большие полномочия для электронных мозгов?

ГК: - Мы говорим о технике для поля боя и для охраны границы или важных объектов, таких как пусковая установка баллистических или зенитных ракет, командный пункт. Таких, где посторонним – не место. Конечно, они должны уметь самостоятельно стрелять. Их задача делать это лучше, точнее и быстрее, чем человек. И это они уже сегодня умеют.

J: - почему некоторые образцы армейской робототехники похожи на большие детские игрушки, а другие – на милитаризированные квадроциклы или снегоходы?

ГК: - Многие создают боевые машины на уже готовом шасси. Например, третий элемент нашего робота-охранника – собственно ходовая часть с электрической, топливной системами и двигатели - создана на базе хорошо отработанного промышленностью гражданского гусеничного снегоболотохода. В машине, в отличие от прототипа, две силовых установки – опять же, крупносерийные гражданские модели, новые вариатор и раздаточная коробка. Блок аккумуляторных батарей от бронетехники, проходящий военную приемку, хорошо известная гидравлическая система. Со всем этим наш робот весит тонну и способен ездить со скоростью армейской колонны, переплывать водоемы, прыгать с метровой высоты, . неделю находиться на боевом дежурстве. Он испытывался на танковом полигоне и ни разу не застрял. На него можно одновременно установить пулемет калибра 7,62 мм. плюс несколько «труб» РПГ или ПТРК. Можно поставить станковый гранатомет, безоткатное орудие. Он может служить подвижной электростанцией для патрульной группы. Он работает в лютый мороз и при пятидесятиградусной жаре. Есть, кстати, и широкие возможности для конверсии: совсем не обязательно устанавливать оружие, на платформу можно установить и подключить через стандартную шину механическую руку-манипулятор с грузоподъемностью 300кг., пожарный ствол или еще какую-то «мирную» технику.

Досье Jacta: сегодня в армии США служат несколько десятков тысяч наземных роботов и стационарных роботизированных систем. Большинство из них специализируется на разведке, однако также широко представлены стационарные автоматические защитные системы, вооруженные пулеметами и ПТРК, подвижные гусеничные и колесные системы, вооруженные пулеметами и автоматическими гранатометами, а также подвижные роботизированные установки ПТРК .

ЧТО ЕЩЕ МОГУТ РОБОТЫ

ГК: - Комплекс дистанционного управления мог бы открыть самые разные возможности не только для военных, но и для полиции, МЧС, например пожарных. Есть много мест, куда человеку заходить не стоит, однако кто-то должен сделать важную работу. Работа на опасных объектах и с опасными веществами, ликвидация последствий катастроф, борьба с пожарами, обслуживание артскладов и нефтехранилищ. Думаю, все видели кадры с последнего киевского майдана, когда «мирные демонстранты» подожгли милицейский БТР. Экипаж убежал, машина сгорела. Примерно год назад мы прорабатывали возможность создания радиоуправляемой машины для работы с агрессивной толпой на базе МТЛБ и даже создали кое-что в металле. Одно из качеств машины – система автономной вентиляции, которая позволяет 40 минут работать в условиях высокой температуры. Машину можно сколько угодно забрасывать бутылками с напалмом: пока не расплавится броня, она будет работоспособна и сможет травмобезопасным отвалом оттеснять толпу в нужном направлении. Для особенно агрессивных манифестантов придуман бонус: борта машины в некоторых местах – под током умеренной силы. Заинтересуется ли кто-то этим проектом после событий в Киеве?

Досье Jacta: Недавно информагентства сообщили о том, что на Чемпионате мира по футболу, который будет проходить в 2014 году в Бразилии, также будут использоваться военные роботы. Компания iRobot подготовила к отправке в Бразилию 30 роботов PackBot, роботов, которые успешно использовались военными при проведении операций в Ираке, Афганистане и при ликвидации последствий аварии на японской атомной электростанции Фукусима. Контракт iRobot с правительством Бразилии на сумму 7.2 миллиона долларов включает не только поставку самих роботов, но и их обслуживание. Стоимость каждого робота PackBot составляет от 100 до 200 тысяч долларов. Оборудованные камерой и манипулятором, роботы будут следить за порядком в 12 бразильских городах, в которых намечены матчи чемпионата.

J: - Где еще, по-вашему, самое место роботам? На каких направлениях?

ГК: - Боевые роботы – такие как ниши или другие – уместны на самых разных ТВД. Кому-то придется патрулировать арктическое побережье и зону наших интересов на Севере. Лучше всего с этим справятся роботы. Условия работы (ровные пространства с ограниченным количеством больших препятствий – торосов и скал) для них подходят, им не холодно и за сутки они могут преодолевать большое расстояние. Рано или поздно России придется защитить дальневосточную границу с Китаем, фактически открытую сегодня. Для этого подходят автоматические башни-турели, способные на большом расстоянии отличить животное от вооруженного человека, а грузовик - от танка.

Досье Jacta: В 2010 г. военные Южной Кореи расставили на значительном участке демаркационной линии с Северной Кореей роботизированные пулеметные точки, наделенные искусственным интеллектом. Этих роботов создало дочернее отделение компании Samsung, Samsung Techwin. Модель робота-пулеметчика получила название Т-800 SGR-1. Уже четыре года механические пограничники успешно несут свою службу. За ними следят солдаты-операторы, в случае нападения готовые координировать действия робототехники. Стоимость одного корейского робота-пограничника составляет 200 тысяч долларов. Роботы оснащены 5,5-миллиметровыми пулеметами и 40-миллиметровыми автоматическими гранатометами.

ЧЕГО ПОКА НЕ МОГУТ РОБОТЫ

J – Если роботу можно поручить решать, какому солдату жить, а какому – умереть, то можно и заставить его ездить самому, без оператора?

ГК: - К сожалению, распознавание препятствий, особенно на скорости - та область знания, где США ушли значительно вперед и нас, и европейцев. У них есть система технического зрения LIDAR – оптический 3D-сканнер, с помощь которого машина строит для себя трехмерную карту пространства вокруг. У нас ничего похожего нет, а LIDAR, конечно, в Россию не продается. Возможно, каким-то службам и удается получить его окольным путем, но для массового производства такой путь не годится, да и стоимость покупки наверняка астрономическая. В некоторых случаях (например, для патрулирования тех же арктических пространств с минимум препятствий), возможно, удастся обойтись простой системой технического зрения на базе нескольких дальномеров и инерционной системой навигации для наземных машин, которая у нас же и разрабатывается, но в целом для движения оператор пока незаменим.

J: - Это, видимо, сокращает сферу применения?

ГК: - Да, нашу технику нужно вести «за ручку» до поля боя или до места несения боевого дежурства. Зато она и не заползет случайно туда, где могут оказаться посторонние люди. Еще одна сфера, где мы катастрофически отстаем от вероятного противника – радиолокация. К сожалению, в России сейчас не существует компактных радаров на базе ФАР, которые можно было бы установить на нашу технику (на робота – прим. Jacta). То есть в принципе пехотные РЛС существуют, но на практике - они неэффективны.

НЕТ ДЕНЕГ НА «ИГРУШКИ»

J: - Кто оплачивает НИОКР и постройку образцов?

ГК: - У нас часть работ оплачивали заказчики из государственных средств. Но их интересовали не все наработки. Значительная часть задач решается на наши средства, средства акционеров. Однако, чтобы удачный опытный образец стал серийным, своих средств очевидно недостаточно: нужна массированная финансовая поддержка. К сожалению, с февраля-марта государственная поддержка НИОКР по большинству направлений свернута. Остались 2-3 хорошо финансируемые программы с пока непонятным результатом на выходе, и один готовый и принятый на вооружение образец, к сожалению – уже очень устаревший. Но причина этой проблемы с финансированием – не в том, что вероятность войны уменьшилась: на другие оборонные надобности миллиардные транши поступают исправно.

J: - То есть, в решающий момент государство останавливает работы. В чем причина?

ГК: - Очевидно в том, что и высшее, и армейское руководство, как и все российское общество, не полностью осознает важность новой техники. То есть, они знают, что ведущие мировые армии переходят на роботов, но все равно видят в этих машинах игрушки. А часть представителей ОПК им в этом усиленно помогает коррупцией или даже скорее кумовством. Сложилась ситуация, при которой перспективный образец вооружения невозможно правильно представить высшему руководству, информация о его достоинствах, а то и вообще о его существовании, не доходит до нужных ушей. При этом, на выставках под видом готовых к принятию на вооружение автоматизированных машин демонстрируются очевидно неработоспособные муляжи от «правильного» производителя. Вот только кто из руководства всерьез воспримет боевой робот в виде пятнистого зеленого ящичка с колесами от садовой тачки, намертво закрепленный на постаменте выставочного стенда? А если так, то зачем финансировать многомиллиардные проекты? Как все понимают, есть и прямая коррупция. Для многих представителей армии и ОПК самое страшное оружие – «безоткатное орудие».

J: - То есть, промышленность без вас не может создать нормального робота, который хотя бы ездил?

ГК: - Нам не видна вся картина по отрасли, но создается впечатление, что архитектура, не подверженная проблемам с операционной системой, есть только у нас. Это не значит, что другие не могут создавать работоспособные образцы. Вполне возможно, что-то получится удачное создать на ЗиДе или на новом заводе НАМИ в Подмосковье. Есть ижевский робот, уже стоящий на вооружении. Он хорошо вооружен и надежен, но медленно соображает, двигается со скоростью 5 км\ч и не умеет перелезать через препятствия. И есть некоторые факты. Например, во время смотра на полигоне «Ржевка» летом этого года отстреляться по мишени смогло только одно изделие. Бывают проблемы и внушающие опасение ситуации с другой компьютеризированной техникой, например с САУ.

J: - Есть ли надежда на возобновление государственной поддержки?

ГК: - Есть, но мы больше надеемся на то, что появятся частные или государственные предприятия, может быть – частные лица, которые будут готовы финансировать такую работу. Из патриотических соображений и для того, чтобы поучаствовать в будущей технологической революции. Оборонные технологии всегда были, во всех отношениях, лучшим вложением.


Владислав Шульга: интервью
06.04.2019 | 12:18
4 апреля новым гендиректором ПАО «Ил» вместо ушедшего Алексея Рогозина стал глава Таганрогского авиационного научно-технического комплекса (ТАНТК) имени Бериева Юрий Грудинин. Однако назначение омрачил ряд скандалов вокруг ТАНТК и, в частности, история с тяжелым отравлением нескольких сотрудников. СМИ сообщили об успешном раскрытии дела и поимке подозреваемого. Но сейчас он на свободе и, по его версии, возможная причина беды – неумело проведенная дератизация на заводе.

Будет ли мэром главврач?
25.01.2019 | 15:03
Руководитель реабилитационного центра из Минусинска планирует занять пост руководителя города. Зачем это нужно и чем он сможет в новом качестве помочь жителям, мы спросили у самого Михаила Трухина.

Кто покупает технику в больницы?
09.01.2019 | 23:47
Интервью с Михаилом Трухиным, главным врачом детского реабилитационного центра «Виктория», г. Минусинск.

Искусство как вдохновение
21.09.2018 | 14:33
Эксперты и галеристы обсуждают итоги международной ярмарки Cosmoscow 2018. Мероприятие вышло неоднозначным и натолкнуло участников на некоторые свежие мысли. Своим видением с нашим изданием поделилась Стася Демина, эксперт в сфере арт-туризма, куратор, основатель образовательного проекта Клуб COLOR TRIP.

Проблема духа
18.10.2017 | 19:02
В России продолжает развиваться православное душепопечительство наркозависимых. Об особенностях и перспективах такой работы мы поговорили с иеромонахом Диомидом (Кузьминым), руководителем Центра реабилитации наркозависимых при Брянской епархии.

© 2010-2019, Сетевая газета Jacta       ЭЛ № ФС 77-69329

16+ Выходные данные и контакты
Главная
Редакция
Обратная связь